«Это — не разведчики! Это — беглые зэки!» Заключение (с ответом)

Продолжение статьи с ответами. Начало статьи-загадки здесь
Сан Саныч отправил Митьку и возвратился к вагончику. На крыльце уже стоял «ушастый», которого привлек шум мотора Жигулей. Спросил, развязно:
— Чо, батек, нашлись ключи от машины?
— Нашлись, нашлись… Бензина только мало. Сейчас Митька по канистрам, да ведрам прошмыгнется, может, и найдет бензин-то. А ты что выскочил? Как все в дорогу готово будет, так и позову!
— Да, так… Торопимся мы.
Сан Саныч поднялся на крыльцо вагончика, но «ушастый» не собирался заходить внутрь, смотрел в сторону дороги и прислушивался. Тогда рабочий взял его за плечо своей рукой-тисками и, глядя зэку в глаза, «заботливо» произнес:
— Пойдем, сынок, я вас сейчас в спецовку переодену, пожрать что-нибудь с собой соберу, деньжат на дорогу поищу…
Слово «деньжата» сыграли свою роль и «ушастый» улыбнулся:
— Да, батя, деньжата разведчикам не помешают! Это ты правильно сечешь!
— А как же, я же и сам…
Сан Саныч пропустил «ушастого» внутрь вагончика и… вдруг со всей силы ударил его ногой в спину, а сам тут же закрыл входную дверь! Внутри послышался грохот, шум и мат. А Сан Саныч автоматически закрыл засов на двери и просунул в его петли здоровенный замок, который всегда висел тут же за дверью.
Это снаружи такие дорожные вагончики кажутся хлипкими и доступными. Но рабочие, которых уже задолбало, что вагончик после выходных постоянно был или обворован, или набит бомжами, приложили много усилий, чтобы, понимаешь, ни одна падла внутрь не пробралась. Нет, конечно же, золотых ролексов и мешков с деньгами никто из рабочих в вагончике никогда не оставлял, но на фига каждую неделю заново покупать чайники, вилки, ложки, посуду, которую бомжи и прочие проходимцы зачем-то всегда утаскивали с собой. Поэтому изнутри вагончик был добротно усилен арматурой, обит железом, на единственном окошке была толстенная решетка. И теперь, чтобы вскрыть вагончик, нужно было, наверное, его сбросить со скалы.

Кадр из кинокомедии "Дорога", Грузия-фильм, СССР, 1974 г.

Одним словом, зэки, когда поняли, что пойманы в ловушку, стучали табуретами и лавками в стены, грызли решетку, пытались ногами выбить дверь – вагончик снаружи даже не качался. Сан Саныч сидел в тени под сосной, демонстративно повернувшись к вагончику спиной. Зэки то угрожали ему расправой, то молили «дяденьку» отпустить, то просто выли от бессилия…

Потом пришли на обед другие рабочие, и с их острых языков Сан Саныч сразу же получил прозвище «Ментяра». Приехала милиция, точнее, гаишники. Они недоверчиво подошли к рабочим, которые уже добродушно гоготали над «Ментярой» и спросили:
— Правда что ли поймали кого или набрехали спьяну?
Из-за спин гаишников виновато таращился Митька:
— Так я же это… вам… говорил…
Древний сержант-гаишник махнул на него рукой:
— Летит, виляет, глаза по рублю, сказать ничего не может. Только воздух ртом глотает!.. Сбежали… секретный завод… Сан Саныч какой-то один… Что случилось-то?
Вместе с сержантом был еще и молоденький младший лейтенант, но Сан Саныч все обстоятельно доложил старшему по возрасту. Лейтенант обрадовался:
— Так мы сейчас это… мигом райотдел вызовем, они их и заберут!
Сержант задумался:
— Да, нет, Леха, тут…
Сержант осекся и посмотрел на рабочих, откашлялся, а потом переменил тон:
— Товарищ лейтенант, я думаю, вызывать подмогу не нужно. А вдруг это и вправду зэки беглые, а может, и шпионы какие?
Вагончик «ожил» истошным криком:
— Да, ты сам, ментяра позорный, шпион хренов! Фильтруй базар, мусор!
Сержант даже бровью не повел:
— О! Слышали? Версию о шпионаже отметаем! Вот я и говорю, что если мы, а не «пэпсы» (ППС – прим. автора) эту сволочь задержим и доставим…
Кто из работяг демонстративно покашлял, и сержант «поправился»:
— …с помощью добровольцев из народа задержим и доставим, то вдруг нам потом за них медали дадут и премии?
Надрывный плач из вагона:
— Задницу тебе на британский флаг за нас порвут, мусор, а не премию дадут!..
Толпа снова засмеялась.

Кадр из фильма "Инспектор ГАИ", СССР, 1982 г.

Короче, потом зэков скрутили и на двух машинах – «гаишной» и «Жигуле» отвезли в город. Беглые зэки, несмотря на их «всего лишь» 25-27 лет, оказались рецидивистами и имели уже «богатый» послужной список разбоев и даже убийство.
В ДРСУ потом какой-то полковник милицейский приезжал. Всех собрали в зале, и он там Сан Санычу грамоту вручил и медаль какую-то «за помощь милиции». Долго тряс полковник руку рабочему, говорил много теплых слов. А потом в узком кругу за «рюмкой чаю» в кабинете директора, полковник, когда уже все были друг с другом на «ты», спросил:
— Ну, не пойму я, Саныч, как ты этих зэков расколол? По наколкам?
— Да не понимаю я, Михалыч, ничего в наколках! А сейчас они все молодые с ног до головы в наколках. Я на наколки даже внимания не обратил…
— Ну, колись, чертяка! Что же из тебя слова-то не вытянешь?
— Меня 30 лет назад знаешь как в разведке перед такими учениями «дрессировали»: я карту на зубок изучал, все названия рек, деревень, колхозов на зубок знал, чтобы с закрытыми глазами, ночью, в тумане выйти на указанный объект, мы даже макеты местности строили! А эти «разведчики», что? Все трендели Митьке про секретное задание в городе, что завод какой-то надо «сломать», а сами вышли на трассу, да еще вдруг спрашивают: где город, как далеко отсюда? Вот тогда у меня первое сомнение и закралось… Но подумал, что, может быть, в армии сейчас все по-другому?
Разлили коньяк, выпили. Полковник дружелюбно «боднул» рабочего рукой в плечо:
— Да не томи же ты нас, рассказывай, разведка!
— Ну, не знаю, если бы Митька таким балаболом не был, то и не разгадал бы я их. Но у того-то язык – помело! Где, говорит, ваши автоматы секретные? А те говорят: «В лесу закопали!». Ну, и потом, когда я их в город хотел отправить, я им про спецовки говорю: «Обратно с задания придете – спецовку нам принесете». Я так сказал без задней мысли, на автомате. Думаю, раз оружие где-то здесь в тайнике закопали, то придут потом за ним, ведь учения учениями, но за оружие и сесть можно, если закопаешь и забудешь. А они говорят, что потом на Москву сразу двинут, мол, там еще задание будет. Вот тогда я и понял, что передо мной не разведка, не солдаты никакие… И сразу, как пелена с глаз спала, гляжу, зэки передо мной сидят со своими ужимками и базарами…
Полковник налил еще по одной, встал:
— Спасибо тебе, разведка, от нас и от других людей, которых ты своею бдительностью, возможно, от смерти спас!…
ДРУГИЕ НАШИ РАССКАЗЫ-ГОЛОВОЛОМКИ:
На чем прокололся «разведчик»
Как старый полковник в одиночку вычислил группу диверсантов